Закрыть ... [X]

Земельные отношения в древнем риме

     Тит Ливий, как известно, дал связное изложение истории Рима царской эпохи, пронизанное идеей всевозрастающего римского влияния. Поэтому он много внимания уделяет военным мероприятиям, ведущим к расширению ager Romanus и разделу земель. Сведения такого характера у Ливия в целом совпадают с приводимыми Цицероном. Образованный историк хорошо знает прошлое своей родины и передает в целом канву событий верно. При наличии некоторых преувеличений римских успехов, а также, порой, модернизации в употреблении термина «плебс», сообщения Ливия, касающиеся первоначального Рима, в основе своей признаются современными учеными заслуживающими доверия.

     Много информации содержится в «Римской археологии»  Дионисия Галикарнасского. Ж. Пусе с подозрением относится к подробной манере изложения Дионисия, считая это признаком его измышлений. Однако галикарнасец, как никто другой из античных авторов, щедр на ссылки. В первых двух книгах своего труда он постоянно упоминает своих предшественников, зачастую приводящих противоречивые сведения, в форме «одни», «другие» или «некоторые». Ясно, что он пользовался рассказами и римских, и греческих авторов. Так, относительно «пифагореизма» Нумы он прямо говорит о римлянине и греке. О том, кого он имеет в виду под «римлянином», можно догадаться, вспомнив аналогичные рассуждения в трактате Цицерона. Вообще, он обнаруживает хорошее знакомство с римской традицией, ссылаясь на «римлян» и на «туземные истории». Несколько раз он опирается как на большой авторитет на Фабия Пиктора, на Кальпурния Пизона, по одному разу называет Гнея Геллия и Цинция Алимента. Дионисию принадлежит также важное свидетельство о закреплении в законах XII таблиц, которые ему хорошо известны, более древних установлений. Как видно, Дионисий знал и использовал сочинения старшей анналистики и из более поздних авторов обращался к Гн. Геллию, автору II в. до н. э. Таким образом, сообщения галикарнасского историка базируются на солидных первоисточниках. Дионисий сообщает разнообразные сведения: и о завоеваниях и разделах земли в начальный период царской эпохи, и об учреждении границ полей и культе бога Термина.

     В перечисленных трудах античных авторов  обращает на себя внимание однородность сведений по затронутой нами проблеме. Это говорит в пользу устойчивости римской традиции, под которой, как  теперь известно, лежит историческая реальность в ее основных чертах. Достаточно вспомнить римскую центуриацию, истоки которой уходят в этрусскую дисциплину[3].

     Итак, что же говорят античные авторы о  земельных отношениях в правлении первых царей.

     Во-первых, в источниках сообщается о завоевании новых земель, начиная с Ромула. Отсюда идет и классификация земель (agri), данная Варроном в трактате «О латинском языке»: «Существует 5 родов земель — римская, габинская, перегринская, вражеская, неизвестная». Хронологически первые земли, которыми владели римляне, обозначены как ager Romanus. Далее Варрон дает более узкое определение слова ager: это земля, обрабатываемая для получения плодов. Позднее Исидор Гиспальский будет связывать слово ager с agere, также подчеркивая этим значение обрабатываемой земли и отвергая зависимость латинского ager от греческого слова.

     Принадлежащие Риму земли (ager Romanus) шли под раздел. Об этом определенно говорят многие авторы. Так, у Варрона сказано, что Ромул впервые распределил подушно по два югера в качестве наследственного владения, heredium. To же самое повторено Плинием Старшим. К обычаям древних относит двухюгеровый надел Сикул Флакк. Плиний поясняет далее термин «heredium», которым, как мы видим, Варрон определил двухюгеровый участок: это — садово-огородная земля. Плутарх, рассказывая о Нуме, сообщает, что тот застал землю недавно нарезанной на участки, границы которых он не изменил. Понятно, что речь здесь идет об аграрном мероприятии Ромула, хотя он и не назван.

     Иные  сведения содержит текст Дионисия Галикарнасского. Ромул, «поделив землю на 30 равных клеров, дал клер каждой фратрии, выбрав достаточный для храмов и священных участков, а некоторую часть земли оставив общей». По мнению Дионисия, такое распределение земли означало великое равенство. Значит, с одной стороны — подушное наделение римлян небольшими участками, а с другой — наделение землей 30 фратрий с оставлением части земли в качестве общей для тех же фратрий.

     Не  углубляясь сейчас в толкование термина  «фратрия», употребляемого Дионисием, отметим лишь, что в данном случае речь безусловно идет о коллективе, притом о коллективе родового характера. На первый взгляд традиция содержит противоречивые сведения. Но противоречие может быть устранено, если иметь в виду возможность двух, различных мероприятий, связанных с именем Ромула, по-видимому отделенных друг от друга каким-то промежутком времени. Можно думать, что первым из них было распределение земель между дионисиевыми фратриями. Об этом можно судить уже по аналогии с другими архаическими обществами, в частности изучаемыми этнографией, у которых коллективные формы землевладения и землепользования предшествовали индивидуальной форме. Г. Диошди собрал очень важные, хотя и косвенные данные, говорящие в пользу того, что и в Риме частной собственности на землю предшествовала коллективная. На это указывает закон о праве наследования родичами стад. Ведь частная собственность на движимость появилась раньше, чем на недвижимость. Г. Диошди остроумно отверг аргументы противников приоритета коллективной собственности на землю в Риме перед частной. Так, он справедливо парировал тезис ученого Иеринга, считавшего, что такое революционное событие, как переход к частной собственности, должно было оставить след в источниках, указанием на наличие этого следа в виде традиции о двухюгеровом ромуловом наделе; он отверг мнение Бонфанте о том, что садово-огородные культуры не согласуются с коллективным землепользованием, утверждением о существовании зернового хозяйства. Диошди напомнил о том, что римляне не относили введение межевых камней к незапамятным временам, а связывали с Нумой. Значит, до Нумы коллективные землевладения, по меньшей мере, преобладали.

      Во-вторых, в сообщениях об asylum говорится, что прибегающие к нему принимаются в общину. Именно после притока новых поселенцев Ромул начал «строительство» государства. Пришельцы, которых Ливий презрительно именует ex finitimis populis turba, толпой, стремившейся к перемене своего положения, принадлежавшей соседним народам, не были, конечно, родичами Ромуловых товарищей. Значит, и рассказ об asylum содержит указание на то, что Рим в эпоху Ромула не был уже родовым поселком, что в римском синойкизме участвовали, по-видимому, и общины соседского типа.

     Добавим несколько слов еще об одном обстоятельстве, являющемся бесспорным историческим фактом. Как доказал Э. Серени, в Лигурии II в. до н. э. — I в. н. э. существовали соседские сельские общины. Судя по неримским названиям деревень, упоминаемым в Велейской таблице (Blondelia, luanelius, Lubelius, Nitelius), сельские общины этого района Италии возникли до римского завоевания, пережиточно и устойчиво сохраняя свою организацию. Следовательно, соседские сельские общины были присущи Древней Италии, по крайней мере в принадлежащих лигурам областях, включая Лаций, частью которого был Рим. О возможности ретроспективного использования приведенных выше данных говорят сообщения античных авторов. Ливий, упоминая лигуров, применяет к ним слово «gentes». Еще во II в. до н. э. апуанские лигуры жили деревнями (vici), имея лишь укрепленные поселки (castellа), а не города Страбон опираясь на Посидония, и Диодор отмечают крайнюю примитивность культуры, особенно горных лигуров, даже по сравнению с соседними кельтами. Страбон называет их «совершенными варварами»[4].

     5.Заключение

     Таким образом, на конкретном историческом материале мы ознакомились с процессом возникновения и развития земельных отношениях в крупнейших странах древности.

     Данный  земельные материал имеет важное значение для нас, как будущих специалистов. Знание земельных отношений прошлого облегчает изучение действующих земельных отношений.

     Без познания прошлого нельзя понять настоящее, предвидеть будущее. История и современность  понятия неразделимые. В конечном счете, корень многих современных общественных проблем лежит в прошлом. С  другой стороны, современность дает ключ к пониманию многих явлений  и процессов прошлого.

     Следовательно, история земельных отношений стран древнего мира, представляет собой систему знаний об объективных законах развития общества, понимание которой позволит нам предвидеть дальнейшее движение общества. Это, по-моему, важно для нас, не только с точки зрения нашей специальности, но и как образованных людей, изучающих такие общественные дисциплины, как история, политология, социология. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     6.Список  использованной литературы

[1]Косвен М.О. Очерки истории первобытной культуры. М., 1967

[2]Кнышенко Ю.В. История первобытного общества и этнографии.

[3]Маяк И.Л. Из новой литературы по источниковедческим проблемам древнейшего Рима. — ВДИ, 1972, № 3

[4]Штаерман Е.M. Римская собственность на землю. — 1974, № 3

[5]Першиц А.И., Монгайт А.Л., Алексеев В.П. История первобытного общества. М., 1968, 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Становление и развитие земельных отношений в сфере аренды в Комоды своими руками из дерева чертежи и

Земельные отношения в древнем риме Земельные отношения в древнем риме Земельные отношения в древнем риме Земельные отношения в древнем риме Земельные отношения в древнем риме Земельные отношения в древнем риме Земельные отношения в древнем риме

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ